2012-02-14

Автор: Олейник Светлана

Фильм «Театр» – один из моих любимых, я смотрела его много раз. Поэтому на новый спектакль "Театр" в академический областной украинский музыкально–драматический театр имени Магара шла и с любопытством, и с некоторой опаской. Ведь, на мой взгляд, невозможно сыграть лучше великолепных актеров Ивара Калныньша в роли Тома и Вии Артмане в роли Джулии Ламберт! Этого и не произошло. Но, к своему удивлению, я не разочаровалась.

Большого искушения сравнивать не возникло (хотя куда же от этого денешься!) – в Театре им. Магара поставили не «кальку», а действительно свою версию. А материал — роман Сомерсета Моэма «Театр» – очень хорош.

Напомним, что «Театр» – это история романа взрослой замужней звезды сцены Джулии Ламберт и молодого бухгалтера Тома. А когда любовь со стороны Тома сходит на нет и он увлекаеться начинающей актрисулькой, Джулия ей мстит. Но не как женщина, а как профессионал, затмив девушку в общей сцене спектакля.

Джулия Ламберт в исполнении Оксаны Туриянской не блондинка, как в фильме, а шатенка. Особенно она хороша в юности — Оксане очень идет парик с прической каре, который подобрали для молодой Джулии. К тому же, со времен премьеры спектакля "Анна Кареніна", где Оксана тоже играла главную роль, она заметно похудела. Зрители могли оценить новую фигуру не только в одном из многочисленных красивых нарядов, но и в комбидрезе. Актриса переодевалась прямо на сцене и играла в постельных сценах, в том числе обнимаясь и катаясь с полуобнаженным партнером — Виталием Павелко–Томом – по полу.

К слову, от исполнителей ролей любовника Тома и мужа Майкла (Николай Коновалов, сыгравший супруга Оксаны Туриянской и в «Анне Карениной») ожидала более блистательной внешности, а не просто приятной, как у занятых в спектакле актеров. И не только я, но и мои коллеги, поинтересовавшиеся на пресс–конференции после спектакля у режиссера–постановщика Евгения Головатюка, какие у него критерии мужской красоты.

– Я больше по женской красоте, в мужской не разбираюсь, – ответил тот.

– Я скажу, – включился в разговор директор театра Валентин Слонов. – Критерий — это режиссер. Если хороший талантливый режиссер, то он красивый. И на него равняются все мужчины (смеется).

«ОЧЕНЬ ПЕРЕЖИВАЛИ ЗА «ПОЛОВУЮ» СЦЕНУ»

– В постановке вы как–то ориентировались на фильм?

– Нет, мы ставили по роману, – говорит Евгений Головатюк. – А фильм я не смотрел. Это вредно. Будем реалистичны, туда не дотянешься. Мы сделаем по–своему: это наша трактовка и видение материала. В «Театре» мы не ушли далеко от автора.

– Сколько репетировали спектакль?

– Очень долго, месяца три.

– Сколько актеров задействовано вместе с массовкой?

– Около сорока.

– А фокусы в спектакле показывает ваш артист?

– Это профессиональный фокусник, Владимир Слонов, приглашенный. Он много выступает, работает в паре с женой.

– Оксана, сколько вы сменяете костюмов за спектакль?

– Надо посчитать.

– Виталий, что стало самым сложным в работе над ролью?

– Работа над образом вообще шла очень тяжело. А самая большая сложность – в интимных сценах, и в том, как перейти от любящего человека к тому, что он изменяет. Я так и не нашел оправдания своему герою.

– Наверное, особенно трудно было репетировать  в сцене на полу, полуобнаженными? Возможно, вы спорили с режиссером и отказывались это играть?

– Мы сами предложили режиссеру эту сцену, – говорит Оксана Туриянская. – Кстати, сначала у нас планировалось штук пять эротических сцен, потом их число сократилось до трех. Не знаю, почему Виталию было тяжело, мне было легко работать над этими сценами (смеется). Мы это делали в балетном зале перед зеркалами.

– Тяжело, когда уже на сцену вышли, – уточнил Виталий Павелко. – Когда все смотрят и говорят: «Ну, давай, давай!». Мы очень переживали за «половую» сцену.

В КАЖДОЙ ЖЕНЩИНЕ ЕСТЬ ДЖУЛИЯ ЛАМБЕРТ

– Оксана, вы смотрели фильм «Театр?

– Смотрела в детстве, и мне это не мешало в работе. Наш спектакль, на мой взгляд, совершенно отличается от него. Я совсем другая актриса, со мной работает совсем другой режиссер и другие партнеры. Сюжет, конечно, тот же, а вот все реакции наши.

– А что для вас стало самым сложным в работе над ролью?

– Тяжело выдержать, что все три часа находишься на сцене.

– Поэтому вы похудели?

– Нет, потому что я влюбилась (смеется). Во всех участников спектакля. На самом деле, это само собой получилось.

– Какой ваш рецепт — много работы или еще и диета?

– Когда я поняла, что работа способствует тому, что можно похудеть, – а это в первую очередь, когда холодильник остается закрытым, – я просто перешла на овощи, мясо, рыбу. Практически исключила сладкое и хлеб.

– Сколько в вас от Джулии Ламберт?

– Наверное, в каждой женщине есть Джулия Ламберт, независимо от того, актриса она, или нет. У каждой женщины случаются такие ситуации, хотя у меня их не было. Хочу сказать, что мы играем не только о театре, но и о кризисе среднего возраста женщины, когда хочется выглядеть очень хорошо, хочется, чтобы мужчины обращали внимание.

Сейчас у меня от Джулии Ламберт появилось очень много. Даже муж говорит: «Выйди из роли дома». Мне с ним повезло. Последние три–четыре дня до премьеры я приходила очень уставшая, и муж сказал: «Я беру на себя все — семью, ребенка. Сдавайся!». Готовил мне суп. Хотя по жизни всегда я подаю кушать и мою посуду.

– Супруг ревнует к партнерам по спектаклям?

– После «Анны Карениной» у него возникло много вопросов насчет любовных сцен. Но когда я привела его на спектакль и посадила за кулисы, он успокоился: «Я тебе не завидую. Ты пашешь».

Read 1972 times