2013-12-07

Автор: Светлана ОЛЕЙНИК.

Первой премьерой сезона в театре имени Магара стал спектакль «Тевье–молочник», поставленный по пьесе Григория Горина «Поминальная молитва», которая, в свою очередь, написана по известной книге классика еврейской литературы Шолом–Алейхема

Эта общечеловеческая история интересна вне зависимости от национальности. Действие разворачивается лет сто назад в неком вымышленном селе, где мирно уживаются евреи, украинцы и русские. Спектакль начинается весело, как комедия, а затем действие разворачивается трагически, здесь переплетается смешное и грустное.
У главного героя, жизнелюба и оптимиста Тевье-молочника (его играет Александр Гапон) — пять дочерей. Но свадьба первой оканчивается бойней, после которой евреев «просят» уехать из родного села.
Спектакль идет три часа, и все три часа мне было нескучно. В театре имени Магара, как обычно, хорошие костюмы и интересные декорации, которые меняются в зависимости от подсветки разных цветов. И, что немаловажно, «Тевье-молочник» - это качественный литературный материал, колоритный язык, национальные обряды (еврейская свадьба с народными танцами, особенно танец мужчин с бутылками, который я увидела впервые, — это красиво и для многих необычно), хорошая игра Александра Гапона и других маститых актеров.

Чтобы зритель и хохотал, и плакал

- Это моя 201-я роль, о ней я мечтал лет пятнадцать — это настоящее актерское счастье! - признался «Индустриалке» после премьеры Александр Гапон. - Ее играли великие актеры — Леонов, Ульянов, Ступка. (Спектакль идет на украинском языке, в переводе Николая Зарудного — в таком варианте его играли и на сцене Национального академического драматического театра имени Франко с Богданом Ступкой в главной роли. - С. О.). Я думал — смогу ли? Но рискнул. Мне уже, слава Богу, лет ого-го-го! И я решил: сейчас или никогда.
Это самая сложная, самая коварная роль в моей жизни. Потому что она очень емкая — надо сыграть и драму, и комедию, и трагедию. Боль, доброту — все это надо было передать зрителям. В этом вся сложность — чтобы зритель и хохотал, и плакал. Я измотал все нервы, не спал ночами. Потому что Тевье-молочник в меня вошел, а я в его жизнь, а я человек эмоциональный.
- В прошлом году Александр Гапон решил, что этот спектакль должен ставить я, руководство театра идею поддержало, - говорит режиссер-постановщик спектакля Виктор Попов. - В целом было два с половиной месяца активных репетиций. Вокруг этого спектакля сплотилась очень хорошая команда. Александр Гапон очень выразителен в роли Тевье-молочника

Вечер пятницы — это уже суббота
- Это первый спектакль, который я посмотрел в театре Магара, - поделился с «Индустриалкой» консультант спектакля, редактор газеты еврейской общины Запорожья «Еврейская улица» Михоэль Ойшие из Израиля, который два с половиной года живет в Запорожье. - Заме-чательно! Я читал об Александре Гапоне, но не думал, что он играет настолько великолепно! Я ему говорил, что когда он одет как Тевье-молочник, мне очень сложно разговаривать с ним по-русски, хочется говорить с ним по-нашему, на идиш. Он выглядит, как настоящий еврей. Что касается национальных обычаев, одежды, музыки, то в спектакле все воплощено хорошо.


- В спектакле звучала разная еврейская музыка. А почему не было, пожалуй, самой популярной, любимой многими песни «Семь сорок»?
- В то время, когда Шолом-Алейхем написал о Тевье-моло-чнике, этой песни еще не было. Она написана на мотив старой еврейской мелодии во время революции или чуть позже, в Одессе. А потом уже стала известной во всем СНГ. Спросите евреев, например, из Польши или Румынии — они «Семь сорок» вообще не знают.


- Передает ли украинский перевод колорит книги Шолом-Алейхема?
- Шолом-Алейхем написал о Тевье-молочнике на идиш. При переводе колорит всегда теряется. Но здесь многое сохранилось. Тем более, идиш пусть и не родился в Украине, но «вырос» здесь. Даже сейчас евреи, которые живут по всему миру, используют украинские слова, которые попали в идиш, например, «качка», «стеля», «цукерки».


- Почему вы не пришли на премьеру, которая для вас, безусловно, важна, а побывали только на генеральной репетиции?
- Потому что премьера состоялась в пятницу. А вечер пятницы, с заходом солнца, у нас уже считается субботой, и в театр идти нельзя.
- Так ведь поход в театр - не работа.
- Нельзя не только не работать. Нельзя ехать, использовать электричество, курить, слушать музыку - много чего нельзя...

СЕКРЕТЫ СВАДЕБНОГО ТАНЦА

Дело в шляпе
На вопрос «Индустриалки», долго ли артисты репетировали танец с бутылками на головах (и как они там только держатся!), Виктор Попов ответил:
– Нет, максимум двадцать репетиций, ребята — профессионалы. Вся проблема была в шляпах. Это же головные уборы не из магазина, нам их доставили хасиды. А они их носят не как мы, а на темечке, поэтому головы украинских артистов больше размера этих шляп. И пока мы их подобрали, чтобы они устойчиво держались на головах,
с бутылочками были проблемы. А когда шляпа плотно садится на голову, человек просто делает балансировку.
На дне бутылки налито немного жидкости для устойчивости. Правда, были вначале попытки —
«А давайте липучку там сделаем!». Но я решил, что все будет по–настоящему.
– Люди у нас и сейчас танцуют на свадьбах танец с бутылками на головах, – сказал Михоэль Ойшие. – Так танцевали и на моей свадьбе, я женился
в Иерусалиме, где жил раньше. И в Запорожье тоже есть еврейские свадьбы в национальных традициях. Но здесь не так много людей, знающих наши танцы.

***

 

Read 1014 times