07.05.2021

Александр Гапон: «Главное для актера – найти свой театр!»

Олег ВАЛИК, фото автора и из архива семьи Гапон

Ушедший из жизни народный артист Украины Александр Гапон – легенда и гордость запорожского края. Пятьдесят шесть лет, отданных родному театру им. В.Г. Магара, не только сделали его любимцем публики, но и золотыми буквами вписали имя актера в историю театрального искусства нашей страны.

Александр Гапон был разносторонне одаренным человеком: не только выдающимся актером, которому под силу и яркие комедийные образы, и серьезные драматические роли, но и прекрасно пел. Творческая деятельность мастера сцены была оценена по достоинству: почетный гражданин Запорожья, обладатель множества самых разных наград. Но, конечно, самым главным призом для него была неиссякаемая зрительская любовь, которая с годами становилась только сильнее.

Беседа, которую мы предлагаем вниманию читателей «Вечёрки плюс», состоялась в год 75-летия мэтра. В откровенной и доверительной беседе, состоявшейся у него дома, Александр Гапон рассказал о своем прошлом и настоящем, творческом пути и истории театра, служению которому посвятил жизнь. Светлая память вам, Александр Иванович…

Тогда артистом стану!

– Помимо актерского таланта, вы замечательно поете, и дарование это проявилось еще в детстве.

– Я родился в очень поющей семье. Все в нашем роду и сегодня прекрасно поют, у каждого есть голос и слух. Да и Орлянское наше было очень поющим селом. Женщины, когда на работу в поле ехали, пели. Война только закончилась, люди жили бедно, но были очень дружными и смотрели в будущее с оптимизмом. Впервые в жизни я вышел на сцену лет в шесть, по-моему, еще даже в школу не ходил. Но уже пел, так как в нашем селе хорошо была развита самодеятельность – целых три клуба! А в восемь лет уже пошел работать в колхоз.

– Однако музыку и песни все равно не бросили?

– Нет. По соседству с нами жил батюшка – отец Кириллий. Он как-то и говорит: «Шурка! Кончай семь классов, я тебе рекомендацию в Одесскую духовную семинарию дам!» Я обрадовался. Когда сели ужинать, говорю отцу: «Па! Наверное, в попы пойду. Мне батюшка рекомендацию даст». Он отвечает: «Сынок, я сейчас тебе дам такого попа, что мало не покажется!» Говорю: «Тогда артистом стану!». «О, артистом становись!» – согласился отец. А я тогда уже очень активный в этом плане был: защищал честь села на творческих смотрах-конкурсах, участвовал в школьных постановках.

Здравствуйте, дядька Магар!

– Какой была ваша первая встреча с театром?

– В 1953 году открылся Запорожский театр им. Н.А. Щорса (имя В.Г. Магара он получил в 2004-м). Отца как передовика района, знатного полевода, пригласили на церемонию открытия. Когда он домой приехал, был в восторге: «Ой, Мария! Ой, дети! Такую красоту видел, не дай Бог! Театр!» Я, конечно, загорелся увидеть его собственными глазами. Добрался до Запорожья, к счастью, получилось пройти в зал, сесть на ступенечку и посмотреть спектакль. Это было настоящее потрясение! Думал, обязательно вернусь сюда и стану артистом.

– Вскоре вы сделали первый шаг навстречу мечте и поехали устраиваться в театр на работу. И даже с Владимиром Магаром встретились. Каким было это общение?

– Сейчас могу сказать, что, наверное, веселым. По крайней мере, для него. Мой земляк работал в театре помощником художника и посоветовал: «Что ты тут сидишь? Езжай к Магару. Ты хорошо поешь, играешь на гармошке, может, он тебя и возьмет».

Я приехал с гармошкой, зашел. И тут же с порога: «Здравствуйте, дядько Магар!» Он сидел, что-то писал, аж испугался: «Ой, Боже!». Потом отвечает: «Здравствуйте, дядько! Как тебя зовут?». – Я ему: «Шурка!». – «Здравствуйте, дядько Шурка! Заходи! Так что ты хочешь?» – «Я приехал к вам, хочу быть артистом» – «Сколько тебе лет?» – «Та семь классов окончил» – «А что ты можешь?» – «Петь, играть и танцевать» – «А ну давай». Спел я, сыграл, станцевал. Он говорит: «Как я тебя возьму? Оканчивай школу, потом едь в театральный институт или училище. Я тебя и заберу тогда». Я начал плакать. «Не реви! Ты еще будешь народным артистом!» – сказал Магар.

– Потом вы снова попали в театр, но уже в качестве стажера…

– Да, в 1961 году, будучи на третьем курсе Днепропетровского театрального училища. Принимал участие в концертах, играл в эпизодах. Потом Магар пригласил меня на работу, но я посчитал, что здесь не пробьюсь и уехал в Черкассы. Но от судьбы, видимо, не уйдешь, и я вернулся в Запорожье – взял билет только в один конец. Главное для актера – найти свой театр!

– Сначала Владимир Магар доверял вам только эпизоды. С каких ролей в театре Щорса начинали, есть ли какая-то значимая роль, о которой помните до сих пор?

– Действительно, начинал с эпизодов и небольших ролей. Десятского играл в «Майской ночи» по Гоголю, в «Щорсе»… Разумеется, в сказках. А первой серьезной работой был спектакль «Чти отца своего» – Савку играл. Потом еще был Андрей в «Синих росах» Николая Зарудного. Не менее дорога и памятна для меня роль Ивана в знаменитом «Цыгане» Анатолия Калинина. Думается, что все помнят его блистательную экранизацию с Михаем Волонтиром и Кларой Лучко.

– Александр Иванович, вам наверняка посчастливилось застать многих щорсовских корифеев. Был ли среди них кто-то, кем вы восхищались, кто оказал на вас влияние в профессиональном плане?

– Мне очень повезло – застал плеяду блестящих актеров! Это такие мастера были – фактурные, с голосами. Все самородки, многие из них не имели театрального образования. Но у каждого дар Божий! Кого не возьми – Георгия Клейзмера, Аркадия Трощановского, Анастасию Морозову – все личности с большой буквы. А какой актрисой была Лилия Броневская – мама Николая Гринько. Помню, мы часто с ребятами стояли за кулисами и смотрели, как они играют. С некоторыми потом ездили в концертных бригадах. Это была такая школа! Хотя судьба подарила мне возможность работать и с другими замечательными актерами – Анатолием Папановым, Юрием Яковлевым, Олегом Стриженовым, Валерием Золотухиным.

Быть в поиске

– Нельзя не вспомнить и о легендарном «Сватанні на Гончарівці» Г.Ф. Квитки-Основьяненко. После роли Стецька в этом спектакле вы проснулись знаменитым…

– Ее я очень боялся играть. На тот момент уже вышел фильм, да и саму пьесу ставили в десятках театров. Когда к нам в театр приехали работать Сумские – родители будущих звезд Натальи и Ольги, Вячеслав предложил мне: «Сашенция! Давай ты с Галей, женой моей, отрывок из «Сватання на Гончарівці» сыграешь?» Попросил время подумать и согласился. Мы работали этот концертный номер десять дней, успех был очень большой. Потом пошли звонки и письма с просьбой поставить спектакль полностью. Мы сделали это – снова успех и аншлаги. Прекрасно, что спектакль-легенда живет, люди его любят. Не так давно мы показали его в тысячный раз. Кстати, однажды я даже попал в десятку тех артистов, кто воплотил этот образ лучше всего, начиная с 1838 года.

– Давайте поговорим о постановке «Тевье-молочник». Когда-то вы обмолвились, что буквально выстрадали эту роль…

– Когда-то видел по телевизору, как играл Тевье Михаил Ульянов. Богдан Ступка был в этой роли неподражаем. Но, посмотрев спектакль несколько раз, вдруг поймал себя на мысли, что ансамбля там не видно. Ступка – солист, он все взял на себя. Снова перечитал Шолом-Алейхема и в полной мере ощутил трагедию этого гонимого народа. Думаю – нет, я по-другому сыграю. Режиссер Виктор Попов по-иному расставил акценты и все получилось.

Счастлив, что удалось поработать над таким материалом!

– С чего же начинает работу над новой ролью народный артист Украины Александр Гапон?

– Когда-то великую Веру Пашенную ее студенты спросили: «С чего вы начинаете работу над ролью?». Она ответила: «Со слез о том, что ничего не умею делать!». Я не верил, но сейчас вижу – это действительно так. Всегда ищешь типажи, думаешь, что сделал не так, где не доиграл. Случается, ночами не спишь. Актер должен постоянно учиться, работать над собой, быть в поиске. Если он начинает считать, что великий мастер – это начало его конца как актера.

Александр Гапон: «Главное для актера – найти свой театр!»